DataLife Engine > странности > Тимур и его команда

Тимур и его команда


11 июня 2006. Разместил: admin
За окном бушевала снежная буря. На дворе был декабрь, и погода была отвратительная. Компенсируя внешние катаклизмы, Тимур и Тома лежали, обнявшись, под теплым одеялом в своей уютной спальне. Было уже около одиннадцати утра, они никуда не спешили и, поэтому, вставать не торопились. Тома, еще летом, окончательно перебралась к Тимуру. После того, как она к нему переехала, она еще неделю шарила по родительскому дому в поисках всяких своих мелочей - она не желала оставлять там абсолютно ничего. Тимур был ее любимым мужем, и она искренне считала, что его дом может быть единственным местом, где может жить она, и где могут храниться ее вещи. Лера, также летом, переехала жить к Солнцу. У них там был полный амур. Периодически Лара с Солнцем к ним наведывались, и они вместе проводили вечера. Официально, Тимур и Лара ходили в клуб как пара, а Тома ходила туда, как дочь Карины и Владимира. Но они собирались это поменять. Солнце обещала уладить все формальности. Они с Ларой тоже хотели оформить свои отношения и стать парой, это было не так уж сложно, так как по паспорту Солнце была мужчиной, хотя никогда не признавала себя таковым. А Тимур хотел, чтобы его парой официально стала Тома. Тут то и была загвоздка, Тома была несовершеннолетней, ей по-прежнему было тринадцать лет. Выходом из ситуации было бы то, если бы Тома перешла из разряда обычных посетителей в разряд подсадных - работников клуба. Для работников делали исключения, не требуя, чтобы они официально были женаты. Но загвоздка была в том, что, несмотря на свой конспиративный характер, заведение было официально зарегистрировано как дискоклуб, и все работники получали официальную зарплату, из нее даже платились налоги. Заведение заботилось о будущем своих служащих. Несовершеннолетие Томы было препятствием и тут, но Солнце обещала, как-нибудь, уладить это. Томе совсем скоро должно было исполнится четырнадцать, и тогда, вроде бы, закон предусматривал какое-то решение. Когда Тома узнала что Тимур подсадной она пришла в жуткое возбуждение, осознав, что за это развлечение еще и деньги получать можно. Тогда она, наконец, поняла, почему Тимур и Лара никогда, и ни при каких обстоятельствах, не желали пропустить ни одной клубной вечеринки - они просто не имели права. Но это было небольшим минусом, с которым Тома готова была смирится. Поэтому она с нетерпением ждала, когда же ее смогут устроить на работу. Это было, тем более, важно и потому, что с тех пор, как съехала Лара, Тимур в одиночку выплачивал кредит за квартиру и оплачивал их общие расходы. Правда, отец Томы периодически подбрасывал им деньжат, и оплачивал Томину школу - он был преуспевающим бизнесменом - и, поэтому, до нужды было далеко, но Тома не испытывала полной независимости от родителей. А еще им пришлось нанять прислугу. Раньше Лара самостоятельно справлялась с уходом за квартирой, но Тома, явно, была к этому делу непривычная. Поэтому Тимур обратился в агентство и сам, лично, нанял женщину для уборки. Он выбрал именно ее потому, что в отличие от остальных кандидаток, которых ему предлагали, эта была уже в возрасте, лет пятидесяти, выглядела скромно, а главное в ней он почувствовал опытную хозяйку, привыкшую ухаживать за домом. К тому же, Тимур не желал, чтобы по его дому шлялась какая-нибудь, виляющая задом, молоденькая красотка. Этих прелестей ему хватало и без того. К тому же он не знал, как к этому отнеслась бы Тома. Короче, хотелось спокойной, жизни. Но, как выяснилось позже, тут Тимур просчитался. Неожиданно для него, события развились таким интересным образом, какого Тимур не предвидел. Лишь спустя два месяца Тома рассказала ему все подробности этой веселенькой истории.
Как только Марья Ивановна, а именно так звали нанятую домработницу, появилась в их доме, Томе, как она потом призналась, пришла в голову гениальная идея. Она, во что бы то ни стало, решила ее совратить. Как она до этого додумалась, Тома уже не помнила сама. То ли ей показалось, что женщина излишне скромна, то ли
ей захотелось разнообразия, но решение было принято, и Тома приступила к его выполнению. Марьиванна, как ее прозвали Тимур и Тома, приходила два раза в неделю, по средам и по воскресеньям. Надо сказать, что, не смотря на свой возраст, она, в общем, оставалась довольно привлекательной женщиной - маленького роста, не выше Томы, худенькая - она все же сохранила главное достоинство любой женщины - довольно округлую попку и приличные груди. Сама она была светленькая, с завивающимися волосами и могла бы выглядеть очень сексуально, если бы не ее очень скромный и, временами, какой-то испуганный взгляд. Она всегда безропотно выполняла любые просьбы Тимура и Томы и совершенно не обладала способностью перечить. Как раз отсутствием этой способности и воспользовалась Тома, для реализации своих планов. Когда приходила Марьиванна, Тимур, вкратце, давал ей задание, а сам, чтобы не мешаться под ногами уходил по клубным делам, благо у него там намечалось несколько новых проектов. А Тома оставалась дома, под тем предлогом, что ей нужно как следует освоить дело по уходу за домом. В школу по средам она не ходила, в их прогрессивной школе была четырехдневка. Собственно, поэтому Тома и выбрала среду в качестве одного из дней для уборки. Когда Тимур удалялся, Тома, по началу, помогала Марьиванне убираться, но, незадолго до конца уборки, она объявляла, что ей надо принять душ и удалялась в ванную. Ванная у них была очень большой - в углу размещалось огромное джакузи, где, при желании, могли разместиться человек пять. Собственно, они там, периодически, и размещались. Тома наполняла джакузи, скидывала с себя одежду и погружалась в воду. Через некоторое время раздавался ее голос:
- Марьиванна, зайдите, пожалуйста.
Ничего не подозревающая женщина заглядывала в ванную. Там, среди пены, она видела, как ей казалось, невинную девочку, которая протягивала ей мочалку со словами:
- А потрите мне, пожалуйста, спинку.
Как уже говорилось, Марьиванна ни в чем не могла отказать и, ополоснув руки под краном, покорно натирала Томину спинку. Тома понимала, что форсировать события нельзя, иначе можно ее спугнуть, и приучала Марьиванну в этой процедуре в течение нескольких недель, постепенно добавляя мелкие детали. Она, как бы невзначай, поворачивалась, подставляя под мочалку то грудь то попку, кабы нечаянно, касалась рук Марьиванны и постепенно растягивала время мытья. Через месяц она добилась того, что Марьиванна, как само собой разумеется, вымывала ее, стоящую перед ней в полный рост, обрабатывая мочалкой все ее тело, включая торчащие груди и выпяченную попку. Она руководила действиями женщины, осторожно направляя ее руку все ближе в заветной цели - ее промежности. Добившись этого, она сделала следующий шаг. В очередной раз, когда Марьиванна зашла ее мыть, она предложила ей присоединится:
- Марьиванна, я такая свинья, - начала она, - вы меня постоянно моете, а я даже ни разу не додумалась предложить помыться вам самой.
- Да что ты, что ты, - забеспокоилась Марьиванна, - не стоит, правда. Я дома помоюсь.
- Да что дома! Залазьте! Вы когда-нибудь в джакузи мылись? - и она нажала кнопку, запуская механизма джакузи.
Вода забурлила и запенилась. Это было ее секретным оружием, которое она приберегала на решающий момент. Марьиванна понятия не имела о такой функции этой, как она думала, большой ванны, и теперь восторженно смотрела, как бурлится вода.
- Надо же, чего только не придумают люди!
- Залазьте! Не пожалеете!
- Да у меня и чистого белья с собой нет, - неуверенно произнесла Марьиванна.
- А чистое белье я вам дам, мы же с вами почти одинаковые.
Марьиванна удивленно посмотрела на себя, а затем окинула взглядом стоящую в джакузи Тому.
- И правда, - видимо, такая мысль ей раньше никогда не приходила в голову.
- Да что вы стоите, раздевайтесь!
И, то ли сработали аргументы Томы, то ли ее приказной тон, но крепость Марьванны рухнула, и она начала стягивать с себя одежду. Сняв кофточку и брюки, она, к удивлению, и радости Томы, оказалась стоящей, просто таки, в изысканном нижнем белье, черного цвета. Видимо она еще не собиралась переходить на "бабушкины" панталоны. Марьиванна замерла, не решаясь снять белье.
- Ну, что вы, - весело засмеялась Тома, - мы же с вами девочки. Не стесняйтесь, - этот аргумент сработал, и Марьиванна стала расстегивать лифчик.
Она аккуратно положила его на остальную одежду, а затем, туда же последовали и ее кружевные трусики. Она осторожно шагнула в бурлящую воду. Тома еще раз удивилась, какая она оказалась ухоженная. Ее тело не имело ни капли жира, животик был подтянут, а груди и попка достаточно плотно сидели на своих местах. Марьиванна погрузилась, наконец, в воду. Так у них и повелось, к концу уборки они, дружно, направлялись в ванную, где, как и раньше, женщина намывала Тому, а Тома в свою очередь, тоже постепенно, все больше и больше, натирала свою домработницу. Они даже подружились, а Марьиванна все больше расслаблялась и, следуя примеру Томы, плескалась в воде и хохотала, когда по, якобы, неосторожности, Тома заваливалась на нее, невзначай касаясь ее разными частями своего тела. В конце концов, Тома уже запросто сидела у нее между ног, прижавшись спиной к ее грудям, в то время как Марьиванна мыла ей голову. Пришла пора наносить решающий удар. Тома еле дождалась, пока наступит очередная уборка. В этот раз она сказала, что пойдет помыться чуть раньше, а Марьинванна пусть присоединяется по окончании работы. Та, естественно, даже не удивилась и продолжила уборку в одиночестве. Тома, как всегда, напустила воды, разделась и залезла в воду. Она достала припрятанный заранее вибратор и нетерпеливо стала дожидаться прихода своей жертвы. Услышав, что Марьиванна приближается, она приступила к делу. Перед открывшей, дверь ванной, домработницей предстала следующая картина - Тома, сидя на крае джакузи, задрала ногу и, закрыв глаза, засовывала себе во влагалище самотык. Марьиванна обомлела, а Тома открыв глаза и увидев ее, словно испугалась и, вырвав из себя вибратор, соскользнула в воду. Марьиванна испугалась по настоящему, и уже собиралась выскочить из ванной, когда ее остановил Томин клич.
- Марьиванна, извините меня, пожалуйста, только никому не говорите, Марьиванна!
Женщина нерешительно остановилась на пороге, а Тома продолжала.
- Марьиванна, если вы сейчас уйдете, я просто умру от стыда. Давайте я вам все объясню, Марьиванна! Вы же такая добрая!
Последний довод сработал лучше всего. Марьиванна шагнула в ванную.
- Вы не злитесь на меня, Марьиванна, а?
- Ну что ты Томочка, как можно, - она стояла посреди ванной, не зная, что делать дальше.
- Знаете, Мрьиванна, - продолжала щебетать Тома, - я думаю, вы меня поймете. Я ведь уже взрослая девочка. Я просто не могла удержаться. А вы разве так никогда не делали?
- Я? - Марьиванна ошарашено смотрела на Тому.
- Только не обманывайте меня, пожалуйста, я и так уже очень расстроилась!
- Томочка, мне неудобно об этом говорить, - растерянно произнесла женщина.
- А с кем мне еще поговорить? Не с дядей же! - Марьиванна была уверенна, что Тимур является дядей Томы, они сами ее в этом убедили, чтобы не объяснять реальное положение вещей.
Марьиванна почувствовала чувство ответственности и вплотную подошла к краю джакузи. Именно этого эффекта Тома и добивалась. Она сидела в воде, невинно глядя в глаза домработнице.
- Вы бы могли со мной поговорить?
- Да, - уже спокойнее сказала женщина, - только я не знаю как.
- А вы залазьте ко мне, а то мне очень одиноко. Хорошо?
Марьиванна больше не могла сопротивляться. Она, уже привычно, разделась и погрузилась в воду. Тома тут же скользнула к ней, и, обняв, прижалась головой к ее груди.
- Знаете, я уже давно хотела вам признаться, я чувствую, что вам можно довериться. Вы такая хорошая.
Марьиванна слушала и гладила ее по голове.
- А хотите, мы сделаем это вместе?
- Что сделаем? - испуганно спросила Марьиванна.
- Вы же все равно все уже видели, а я в любом случае уже не перестану этим заниматься. Так давайте вместе! Вы же делаете это, когда остаетесь одна? - это был, как говорится, ход конем.
Тома вовсе не была уверенна, что Марьиванна пользуется вибраторами, и это был рискованный ход.
- Ой, девочка моя, - вздохнула женщина, - совсем ты меня запутала. Я ведь даже не знаю, что это за штука была у тебя в руках, - такой ответ тоже был предусмотрен Томой.
- А как же вы себя удовлетворяете, вы же без мужа живете? - Тома решила загнать ее в угол.
Она знала, что Марьиванна жила одна, воспитывая двух внуков.
- Ой, как стыдно, - женщина закрыла лицо руками, но затем снова их убрала, - я пальчиками. Я и не думала, что можно по-другому, - это была победа! Дальнейшие действия были делом техники.
- Так вам надо обязательно попробовать! - радостно объявила Тома, - я вам все объясню, - Марьиванна даже не заметила, как из просящей помощи девочки, Тома превратилась в ее наставницу. - Только не вздумайте отказываться, - окончательно пригвоздила ее Тома.
Марьиванна покорно смотрела, как Тома ныряет под воду, а затем появляется на поверхности с вибратором в руках.
- Смотрите, Марьиванна, - начала объяснять Тома. - Это вибратор, он почти как мужской член, только там внутри батарейка. Если нажать на кнопку, то он завибрирует и будет еще приятнее. Возьмите!
В руках ошарашенной женщины оказался вибратор. Она смотрела на него, как завороженная, все еще не веря в реальность происходящего.
- Вы введите его пока так, не включая.
- Куда? - испугалась женщина.
- Хотите, я вам покажу? - спросила Тома.
Женщина автоматически протянула ей вибратор.
- Смотрите! - Тома встала рядом с Марьиванной, поставила ногу на край ванны и, в двадцати сантиметрах от лица пораженной женщины ввела в себя вибратор.
Марьиванна смотрела, не отрываясь, как вибратор целиком входит в Томино влагалище, а затем снова появляется наружу, и так несколько раз.
- А теперь вы, только не отказывайтесь, а то я перед вами и так уже раскрылась. Мне будет неудобно.
Женщина встала во весь рост, дрожащей рукой взяла вибратор и, как Тома, поставив ногу на край ванны, осторожно поднесла вибратор к влагалищу.
- Давайте я!
Женщина не успела опомниться, как Тома выхватила у нее вибратор, и плавно его ввела. Марьиванна вздохнула и задрожала, но Томе не препятствовала. Тома, усадив ее на край ванны и встав между ее раздвинутых ног, стала орудовать вибратором. Марьиванна только охала и пошире раздвигала ноги. Тома включила вибрацию. Женщина воскликнула, от неожиданности, и тут Тома впилась в нее губами. Продолжая буравить ее вибратором, она сунула язык в рот женщине, отчего та просто обалдела, и уже ничего больше не соображая, ответила на поцелуй, полностью отдаваясь во власть разврата.
После того, как психологический барьер был сломан, дело пошло веселее. Марьиванна, на удивление быстро, включилась в сексуальные игрища Томы и, спустя пару недель, уже было обычным делом, когда Тома трахала ее, постепенно увеличивая размер самотыков, а Марьиванна, в свою очередь вводила вибраторы в Томину попку. Зато попка Марьиванны была больным местом. Тома никак не могла уговорить ее на анальный секс, поэтому, пока дело ограничивалось лишь Томиными пальчиками в ее попке, но прогресс постепенно наступал. Марьиванна отдавалась сексу страстно, словно компенсируя годы, прожитые без мужчины. Наконец, Тома решила, что пришло время сделать последний шаг. В очередной раз, провожая Тимура, она попросила его вернуться ровно в двенадцать, не раньше и не позже. Она сказала, что приготовила сюрприз, и его успех зависит от того насколько точно он придет.
- Когда вернешься, не шуми, хорошо?
Тимур пожал плечами, поцеловал Тому, благо Марьиванна была где-то в глубине квартиры, и удалился.
Без четверти двенадцать Тома и Марьиванна, уже как всегда, резвились в воде. За пару минут до того, как должен был вернуться Тимур, Тома уложила Марьиванну на дальний край бассейна у начала буравить ее очередным, уже довольно крупным, резиновым самотыком. Та, уже привычно, охала и наслаждалась получаемыми ощущениями.
Тимур пришел ровно в двенадцать. Помня слова Томы, он тихонько отворил дверь и вошел в комнату. Гадая, что же такое придумала Тома, он снял обувь. И тут он услышал, что из ванной доносятся звуки. Решив, что обещанный сюрприз находится именно там, он тихонько отворил дверь в ванную. И обомлел! Его Тома таранила влагалище какой-то женщины! Через секунду он обалдел еще больше, когда понял, что эта женщина является ни кем иным, как их скромной домработницей! Продолжая таранить охающую и ничего не замечающую Марьиванну, Тома ему улыбнулась и приложила палец к губам, веля соблюдать тишину. Затем, знаками, велела ему раздеться и влезть в ванну. Шагнув назад, в коридор, Тимур стал скидывать с себя одежду. Он был, конечно, удивлен, но, вспомнив, наконец, как их домработница, в последнее время, густо заливалась краской, встречая его по утрам, наконец, все понял, и, усмехаясь, вошел в ванную. От упомянутого зрелища у него стал вставать член. Он тихонько влез в воду, рукой доводя член до кондиции, и следуя знакам Томы, подошел вплотную к торчащей заднице ничего не подозревающей Марьиванны. По сигналу Томы он в один момент заменил самотык своим членом, всаживая его в самую глубину теплой пизды Марьиванны. Та, не поняв случившегося, продолжала охать. Тимур взялся руками за ее задницу и, наращивая скорость, начал ее охаживать. Неладное Марьиванна почувствовала лишь тогда, когда Тома не выдержала и начала тихонько хихикать. Наполненные ужасом глаза обернувшейся домработницы уставились на Тимура. Тимур не прекратил движений, а обомлевшая Марьиванна, так и лежала, получая порцию Тимуровского члена.
***

Тимур и Тома продолжали обниматься под теплым одеялом. Вспоминая эти приключения с домработницей Тимур, невольно развеселился.
- Ты чего? - сонно спросила его Тома.
- Да так, вспомнил, как ты Марию соблазняла.
А-а-а… - зевая, протянула Тома, - Мария! - крикнула она.
В комнаты заглянула Марьиванна, но с тех самых пор они стали называть ее просто Марией.
- Спите еще? - спросила она, входя в комнату.
На ней, кроме передника и тапочек больше не было никакой одежды. Тома убедила ее ходить в таком виде, а Марьиванна, как всегда, не возражала.
- Мы тут вспомнили, как я вас соблазняла! - засмеялась Тома.
- Ой, ребятки, что бы я без вас делала. Вы мне вторую молодость подарили.
- Залезайте к нам, Мария, погрейтесь! - предложила ей Тома, откидывая край одеяла.
Мария уже давно поняла, что от таких заманчивых предложений не отказываются, и, скидывая передник и тапочки, юркнула к ним под одеяло.
- Ну, кто будет возбуждать? - хитро спросила Тома и юркнула под одеяло.
Мария последовала за ней. Тимур почувствовал, как, вырывая друг и друга, Тома и Мария поочередно сосут его член. Он откинул одеяло, и наблюдал, как молоденькая девочка и пожилая женщина, сообща, приводят в боевую готовность его член. Через пару минут тот был полностью готов. Тома толкнула Марию в бок, веля ей приступать к делу. Мария не заставила себя ждать и, тут же, оседлала член Тимура. Она скакала на нем до тех пор, пока ее не стали бить конвульсии. Так она кончала. Она, без сил, свалилась на постель. Ее место, тут же, заняла Тома и, уже ее попка, довела до кондиции член Тимура. Когда дело было сделано, отдышавшаяся Мария отправилась завершать уборку. А Тома снова завалилась рядом с Тимуром.
Полежав еще немного Тома, словно что-то вспомнила, и, выскочив из-под одеяла, умчалась куда-то вглубь квартиры. Тимур собрался еще немного подремать, но тут в комнаты снова заглянула Мария, на этот раз с пылесосом.
- Можно, я уберусь, а то только спальня осталась?
- Конечно! - Тимур наблюдал, как Мария заводит пылесос и, сверкая голым задом, начинает наводить порядок в их спальне.
Тимур, в общем, был рад, что их Мария получает здесь кое-что больше, чем просто зарплату. Марию такая "благотворительность" Тимура и Томы, очевидно, тоже устраивала, так как она ни разу не заикалась о том, чтобы это прекратить. Наоборот, иногда она просто удивляла Тимура своим энтузиазмом в плане секса. Мысли Тимура прервала вошедшая Тома, она держала одну руку за спиной и широко ему улыбалась. Улыбка была какая-то необычная.
- Я беременна! - объявила она и, показывая руку из-за спины, продемонстрировала ему экспресс тест на беременность.
Ее глаза светились счастьем. Мария, услышав ее слова, выключила пылесос, и стояла, наблюдая за реакцией Тимура. Тимур, не то, чтобы был поражен, он знал, что Тома еще летом удалила ненавистную ей спираль, предотвращающую беременность, но все же это было немного неожиданно. Однако он быстро справился с удивлением и расплылся в улыбке. Он знал, что Тома очень ждала этого момента.
- Это же прекрасно! - нежно улыбаясь сказал он, - иди сюда, мамочка, папочка тебя обнимет.
Тома, тут же, юркнула к нему под одеяло, прижимаясь и гордо демонстрируя ему две розовые полоски в окошке экспресс теста. Мария немного еще постояла, улыбаясь, а затем вернулась к работе.
- Надо родителям сообщить, - сказал Тимур.
- Ой, а я уже позвонила маме. Надо было сначала тебе сказать, да? - забеспокоилась Тома.
- Да ладно, - пожал плечами Тимур.
Он и не думал расстраиваться по такому пустяковому поводу. Вдруг, дверь в комнату распахнулась и к ним ворвалась сестра Томы, Вероника. Она сходу заскочила к ним на постель.
- Томка! - заорала она. - Поздравляю! Ну, ты, дурочка, обошла всех, - добавила она, нежно глядя на сестру.
В углу комнаты, объятая ужасом, забилась за шифоньер Мария. Никто, кроме Томы и Тимура, не знал об их интимных отношениях. И теперь она, пытаясь натянуть край передника на голые колени, не знала что предпринять. А в комнату, тем временем, вошла Шура, а за ней и Томины родители.
- У вас было открыто, - сказал Владимир, - поздравить вас пришли.
И они все расселись по краям постели, а Тома, по очереди стала всех обнимать, получая поздравления.
- Ой, а кто это там, - заметила, наконец, Марию Вероника.
- Мария, я и забыла про вас, - опомнилась Тома, - присоединяйтесь, что вы там прячетесь?
Все, до единого, взгляды были направлены на несчастную Марию, которая продолжала стоять в углу, прикрываясь щеткой для уборки пыли. Картина была просто анекдотическая.
- Знакомьтесь, - решил вмешаться Тимур, - это наша домработница, Мария. Да не стесняйтесь вы, выходите оттуда, - сказал он, обращаясь к Марии.
- И вправду, - поддержал Тимура тесть, - что вы там, как неродная? Идите к нам, познакомимся.
Про беременность Томы все, на время, забыли, включая ее саму. Томе было очень интересно, как будет вести себя ее "воспитанница" в этой новой ситуации. А Мария, видимо, решив, что терять больше нечего, вышла на свет. Ее щеки покрывал румянец.
- Так вы здесь убираетесь? - спросила ее Карина.
Мария утвердительно кивнула.
- И чего это мы, до сих пор, не додумались нанять домработницу, - о чем то размышляя и пожирая глазами Марию, пробормотал Владимир, - а сколько вам платят?
- Двести пятьдесят, - тихо ответила Мария.
- Но для вас не менее трехсот, - объявила вдруг Тома.
- Триста баксов в месяц? - уточнил отец. Он явно попался на удочку.
- Евро! - нагло наступала Тома, - за две уборки в неделю.
Отец взглянул на Карину, та молча кивнула.
- По рукам! - объявил он, и протянул раскрытую ладонь Марии.
Обалдевшая Мария автоматически пожала его руку, но все еще непонимающе смотрела на Тому.
- Да вы не беспокойтесь, мы с вами не расстаемся, - рассмеялась Тома, она поняла, что бедная женщина решила, что они перепродали ее другим, - вы и у нас продолжите работать. А в другие дни у моих родителей, - Мария облегченно закивала, и даже заулыбалась - она поняла, что только что разбогатела на целых триста евро в месяц. Для женщины это была просто огромная сумма.
- Кстати, среда и воскресенье уже наши, - сказала Тома родителям.
- Ну, значит, надо обговорить детали, - сказал отец.
- Ой, идите-ка обговаривать в гостиную, - вмешалась, вдруг, Вероника, - я еще с Томкой не наговорилась.
Владимир,ведя за руку Марию, удалился, Шура последовала за ними. Карина замерла, не зная, что делать.
- Я потом еще зайду, да, дочка? - она поцеловала Тому в щеку и поторопилась в гостиную, ей явно не терпелось поучаствовать в "деловых переговорах".
- Ебать будут! - уверенно объявила Тома, и обе сестры дружно рассмеялись.
Девчонки начали ворковать. Вероника уточняла малейшие детали тестирования, а также, ее интересовали детали Томиных ощущений. Тимур раньше никогда не замечал, чтобы Вероника проявляла такие теплые чувства к сестре. Видимо, весть о ее беременности, сломала какой-то психологический барьер. Тома, явно, обрадовалась этому изменению в отношении сестры и сейчас наслаждалась общением с ней, на какое-то время забыв о Тимуре.
- Пойду, посмотрю, как они там, - сказал Тимур, вставая с постели.
Он решил дать девчонкам возможность побыть наедине.
- Ой, ты не обиделся? - забеспокоилась Тома.
- Нисколечко! У нас впереди вся жизнь, наобщаемся еще, - и под успокоившийся взгляд Томы, он вышел из комнаты.
В гостиной никого не было, равно как и в других комнатах. На пороге он обнаружил валявшийся передник Марии и халат, в котором приходила Карина. Он подобрал вещи и, как был в трусах, направился в соседнюю квартиру. Картина, которую он там увидел, нисколечко его не удивила, чего-то подобного он и ожидал. Мария стояла на четвереньках и охала от входящего в нее сзади, члена Владимира. Перед ней, расставив ноги, лежала Шура и Мария сосала ее клитор, работая пальцами в ее влагалище. Вокруг кружилась озабоченная Карина, не зная, куда бы пристроиться. Она яростно натирала рукой свою промежность.
- Тимурчик! - увидела она его. - Пожалуйста! Просто сил никаких нет!
Она завалилась на пол и задрала ноги, выставляя для Тимура свои богатства. Тимур присел между ее ног. Она схватила его руку и сунула ее в свою пиздищу.
- Кулачком! - попросила она.
Тимур сомкнул пальцы и начал крутить кулаком в необъятном влагалище тещи. Вторую руку он ввел в ее зад и тоже сжал ее в кулак. Теща стонала и натирала свои огромные груди. Тимур неоднократно уже проделывал это с ней и знал, как надо поступать. Он начал пропихивать руку в глубину ее кишок. Его локоть скрылся в анальном проходе. Теща изогнулась в экстазе. Он немного еще там поводил, а затем вытащил руку наружу, но, тут же, присоединил ее к руке, которая находилась во влагалище. Только двумя кулаками можно было удовлетворить Карину. Тем временем тесть продолжал буравить Марию. Ее уже несколько раз трясли конвульсии, но он продолжал ее насиловать, до тех пор пока, наконец, не кончил на ее спину. Тимур тоже вынул руки из стонущей тещи.
- Будем считать, что контракт заключен, - объявил довольный тесть, - но над попкой придется поработать.
Мария, пошатываясь, встала и подобрала брошенный Тимуром передник.
- Ну и повезло же мне на старости лет, - сказала она, улыбаясь. Никакой особой скромности Тимур, в ее голосе, больше не слышал.