DataLife Engine > а в попку лучше > Встреча

Встреча


11 июня 2006. Разместил: admin
В этом городе Иван провел когда-то около 4 лет, прекрасных детских лет, здесь он катался на самокате, учился в первом и втором классах школы, а сейчас приехал по делам, в командировку. Первые два дня были заняты до отказа, а на третий, к вечеру, Иван поехал в старую часть города, чтобы увидеть знакомый двор, вдохнуть запах города детства. Запах в этой части города, действительно, был своеобразным, во многих дворах еще стояли деревянные сортиры. Иван вошел в свой бывший двор и стоял, глядя на дом, где давным-давно он проживал с бабушкой.
-Вы кого-нибудь ищете?
Иван обернулся и увидел миловидную женщину, которая и задала ему вопрос.
-Я здесь жил когда-то. Вот, приехал в командировку и решил навестить своего старого знакомого, этот дом.
-А как Ваша фамилия?
-Серов. Иван Серов.
-Да, Ваня, тебя теперь не узнать. А ты меня не узнаешь?
-Нет, а кто Вы?
-Во-первых, не Вы, а ты, ты на мне ведь полежал когда-то. Во-вторых, я - Таня. Кличка моя была Танька Уличная, потому что вход к нам в квартиру был не со двора, а с улицы. Да вход, собственно, и сейчас оттуда. Зайдешь?
Тут необходимо пояснить, о чем говорила Татьяна, когда напомнила своему старому другу, что он полежал на ней однажды. Ему было семь лет, а ей - шесть. Он объяснил ей, что мужчина, оставшись наедине с женщиной, ложится на нее сверху, и обоим делается приятно. Когда бабушка ушла в магазин, Иван привел Таньку к себе в квартиру, уложил ее на диван и лег на нее. Оба были в одежде, оба ждали, когда же станет хорошо? Хорошо не стало, а стало совсем нехорошо, когда бабушка чуть не застукала их за этим занятием. Дети раскраснелись от смущения, Танька, едва поздоровавшись, убежала, а бабушка долго выпытывала у Ивана, чем они занимались? Пришлось сказать, что целовались. Бабушка ругала, но не сильно.
-Ну, так что, зайдешь в гости?
-А это удобно?
-Я живу одна, с мужем развелась, сын сейчас у моих родителей. А молвы я не боюсь
-Тогда пошли, коли так.
Татьяна пошла домой, а Иван направился в угловой магазин, купил вина, сыра, колбасы, хлеба и конфет. На улице торговали овощами, он взял все, что нужно для салата. Купив продукты, он вернулся к дому Татьяны и позвонил. Дверь открыла незнакомая женщина, довольно симпатичная.
-Простите, я что, ошибся? Татьяна здесь живет?
-Нет, ты не ошибся, заходи. Татьяна окорочка жарит, а я к ней в гости зашла. Да, ты неузнаваем. Не помнишь меня? Я Танька Белкина, еще одна подружка твоего детства.
-Здравствуй, сегодня вечер встреч какой-то.
-Да мы рядом живем, обе - разведенки, ходим в гости друг к другу чуть не каждый день.
Из кухни послышался голос Тани Уличной:
- Где вы там? Не уединяйтесь, я уже ревную.
Они вошли в кухню, достали из пакетов продукты, начали нарезать все это великолепие.
Таня Белкина сказала:
-А у тебя, Танька, есть повод, чтобы приревновать Ваню ко мне. Когда нам было по восемь лет, мой старший брат, Сашка, вечером повел нас в самый темный угол двора и начал обучать премудростям секса. Он заставил нас встать плотно лицом друг к другу, спустить до колен штанишки. Потом велел мне раздвинуть губы моей пиписьки, а Ване сказал, чтобы тот свой стручок засунул туда. Мы так и сделали, потом Сашка велел нам е#аться и целоваться. Мы двигались и так и эдак, я сжала ляжки и крепко держала пипиську Ивана, а он, по-моему, рад бы был вырваться из моего плена, да не мог. Потом я разжала ноги, Ваня освободился, мы надели штаны, и пошли по домам.
-Слушай, Иван, да ты просто Казанова! Я только сегодня ему напомнила, как он в семь лет разлегся на мне дома, правда мы были в одежде. Нас чуть Васса Ильинишна не застала за таким приятным занятием. Но у тебя-то, Танька, он уже киску попробовал своим членом! Я тоже хочу!
-Да пусть он нас обеих опробует! Одно дело - щупать детские глупости, а совсем другое - женские прелести. Ты не против, Ваня?
-Соловья баснями не кормят. Вначале по пятьдесят грамм, потом поедим, дальше - разберемся.
Они выпили за встречу, закусили, потом вспоминали детские шалости, проказы, совместную учебу в школе. Все раскраснелись, все уже были готовы порезвиться. Таня Белкина предложила:
-Поиграем в детство. Я буду Васса Ильинишна, Ваня ляжет на Таню, и я вас застукаю.
-Ладно. Только Ваня пусть нас разденет по очереди. Будем играть голыми, чтобы не терять потом времени на раздевание.
Иван вначале снял блузку и лифчик с Тани Уличной, за ними последовали юбка и трусики. Таня зарумянилась еще больше оттого, что оказалась голой в кругу одетых. Мужчина ввел палец меж ее половых губ и совершил несколько возвратно-поступательных движений. Ее киска увлажнилась. Иван вынул палец и раздел Таню Белкину: снял ее топик и юбку, лифчика и трусов на ней не было. Мужчина ввел палец и в ее киску, добился появления влаги. Иван уложил Таньку Уличную на кровать и попросил:
-Раздвинь ножки, дай заправлю.
-А я тогда с сомкнутыми ногами была, мы с тобой просто лежали.
-Это было тогда, а теперь раздвигай.
Таня раздвинула ноги, согнула их в коленях. Иван ввел ей член и начал е#ать. Она застонала от удовольствия, энергично подмахивая. Белкина надела платок на голову и, стараясь подражать старушечьему голосу, заголосила:
-Ваня, внучо-о-о-к! Ты што ж делаешь? Рано тебе е#аться! А ты, пи#да, што разлеглась? Вон!
-Не расстраивайся, баушка, я счас ее трахну, и за тебя примусь!
-Сама ты старая блядь, смотри, как ему моя маленькая штучка нравится!
-Какая она у тебя маленькая, #андища здоровенная! А ты, стыдись, герантофил, баушку родную трахнуть он хочет! Лучше бы уж чужую какую-нибудь.
Уличная, продолжая свои махи, показала Белкиной на спортивную сумку и попросила:
-Возьми там, сама знаешь, что, надень и присоединяйся.
Подруга достала из сумки трусы со здоровенным елдаком, надела их.
-Ваня, пусти бабушку, я твое место займу, а ты мне сзади задвинь.
Иван встал, Танька Уличная, лежа на спине, забросила ноги на плечи Белкиной, а та вставила ей меж ног фаллоимитатор. Мужчина заправил сзади Таньке Белкиной в ее щелку, и началось трахалово. Щелки женщин хлюпали от обильной смазки. Танька Уличная, постанывая, спросила:
-Бабушка, бабушка, почему у тебя такой большой #уй? Может, ты дедушка?
-Это для того, чтоб глубже засадить тебе, внученька!
-Бабушка, бабушка, а что внучок к тебе сзади пристроился?
-Это он е#ет меня, охальник!
Обе Таньки вскоре кончили от таких игр, но Иван пока решил повременить с этим делом. Они немного отдохнули, выпили чаю с конфетами. Уличная предложила:
-Давайте дальше играть. Теперь я буду Сашка Белкин, стану развращать вас, несмышленышей. Танька, становись, раздвинь пальцами свое сокровище. Ваня, друг, возьми в руку свой банан и заправь моей "сестре" между вот этих мокрых губищ.
-Ладно, раз ты - мой брат, то трусы с этой штукой надеваем теперь на тебя.
Иван попытался сношать Белкину стоя, но это было сложно. Тогда он сел на стул, а Таню усадил сверху на свой торчащий кол. Они потрахались так немножко, потом Уличная запретила им расшатывать мебель и увлекла за собой на диван. Она поставила Белкину раком и вошла в нее сзади, а свою щелку подставила Ивану. Но Ваня вошел в ее вторую дырочку, увидев, что она разработана. "Паровозик" задвигался. Иван тискал мягкие, нежные бока Таньки Уличной и с силой входил в нее, та энергично трахала Белкину.
-Брат, что же ты делаешь, гад? Сестру е#ешь!
-Хочу и буду, очень уж пи##енка у тебя сладенькая, сестричка!
-А зачем ты в свою попу Ваньке дал, извращенец?
-Моя попа, что хочу, то и делаю.
Теперь первым не выдержал Иван и вдул в зад Уличной полноценную струю. Белкина тоже вскоре сдалась на милость победительницы. Чтобы довести и Таньку Уличную до оргазма, ее друзья взяли в руки игрушки, хранившиеся в спортивной сумке хозяйки, и отымели ее сразу в две дырочки. Потом они отдыхали, пили вино и вели неспешный разговор.
-Ты, если будешь еще в командировки к нам ездить, в гостиницу не ходи, звони мне или Белкиной, мы тебя всегда примем по высшему разряду. А липовую квитанцию за проживание может Катька из соседнего двора сделать, она тоже в наш трудовой коллектив входит.
-Я ее знаю?
-Нет, ты ее узнаешь, но обязательно узнаешь с самой лучшей стороны.
Таня Белкина при этих словах грациозно выпятила в сторону свой задок, звонко хлопнула по нему ладошкой и произнесла:
-А лучшая сторона у нее вот где. Волшебница анальных удовольствий!
-Вообще, ты ее со всех сторон узнаешь, она и минет классно делает.
-Да, и пи##а у нее узенькая.
-Так ты говоришь, липовая квитанция. А не попадусь я с ней?
-Эту липу от настоящей не отличишь! Катька не только мастер анала, но и мастер подделки.
-Ладно. А что ты о трудовом коллективе говорила? Что за коллектив?
Обе Таньки посмеялись немного.
-Да жизнь тяжелая, подрабатываем пи##ами своими. В коллективе нас четверо: мы двое, Катька и Шурка. Ест еще диспетчер - Нинка. Она нам клиентов находит, но проверенных, без всяких садо - мазо - выкрутасов, без жестокостей, а главное - чтоб на несколько дней, как правило, командированных, чьих-нибудь знакомых. Еще врач есть, проверяет нас регулярно, у нас с этим строго.
-А как же вы мне доверились, без гондонов?
-Не знаем, почему-то поверили сразу, как другу детства.
-Так я вам задолжал, наверно?
-Стыдно, молодой человек! За один день ничего ты не должен. Считай,
за встречу друзей детства обе киски поимел. Вот если на неделю приедешь, тогда и заплатишь, и то со скидкой. Ты нам лучше подыскивай хороших мужиков, которые к нам в город ездят, прайс-лист на услуги мы тебе дадим. У нас еще есть тайное оружие - Шурка. Хочешь золотой дождь - обоссыт за милую душу, только пива не жалей для нее. У нас пиво классное, филиал "Балтики" делает. А хочешь Шурке вдвоем с кем-нибудь в рот и в попу заправить - не откажет.
В дверь позвонили. Хозяйка пошла открывать, вскоре она вошла в комнату с гостьей.
- А вот и Шура, легка на помине!
Это была плотная, но симпатичная блондинка. Она поцеловала Ивана в губы и уселась ему на колени. Шура взяла руку мужчины и сунула ее к себе под юбку. Он с некоторым испугом ощутил там набухший член.
-Вы кто?
-Не Вы, а ты. Я - гермафродит Саша, для любителей экстремальных ощущений. Занимаюсь оральным и анальным сексом, трахаю по заказу, как женщин, так и мужчин.
С этими словами Шура встала с коленей мужчины, повела двух Татьян к кровати, поставила их раком рядом друг с другом, сняла свои трусы и начала поочередно сношать подружек. Она повернулась к Ивану и сказала:
-Им нравится, они меня часто просят. Хочешь, становись рядом с ними раком. Я и тебе доставлю удовольствие.
Иван поспешил отказаться:
-Нет-нет! Спасибо, я понаблюдаю.
Через несколько минут такого зрелища Иван заметил, что его дружок опять стоит торчком. Он подошел к кровати, Шура обрабатывала в это время Белкину, молочно - белая попка Уличной была свободна. Иван с удовольствием и легко вошел в нее сзади. Шура оживилась:
-Так их! Подмахивайте живее, потаскушки!
Так как кровать стояла не у стены, а была отодвинута настолько, чтобы вокруг нее свободно мог пройти человек, Шура предложила Ивану поставить подружек раком, но не рядом, а головами друг к другу. Они могли приподнимать лица и видеть, что с ними вытворяют Иван и Шура. А трахающим тоже было приятно обозревать весь этот сексодром, над которым они были властелинами, а две Таньки покорно задрали свои попки, подмахивая навстречу движениям Шуры и Ивана. Мужчина предложил поменяться Таньками, Шура согласилась, и они перешли вокруг кровати на новые места. Потом они использовали Танек в их вторые дырочки. Наконец, мужчина не выдержал и разрядился в один из задов, в какой именно, он уже плохо понимал. Он в изнеможении лег на кровать, а две Татьяны и Шура стали делать ему минет. Они долго трудились над ним, он спустил в рот Шуре. Все трахающиеся приняли душ и вновь сели к столу, чтобы подкрепить свои измотанные сексом тела. Женщины, в конце концов, пригласили и четвертую подружку, Катю. Но секса уже не было. Катя "отпахала" неделю с командированным из Санкт-Петербурга, а все остальные устали от сегодняшнего перенапряга.
Когда Иван уходил, женщины взяли с него слово, что он непременно их еще навестит. "Да", - подумалось Ивану уже в гостинице, - "однако, город детства может очень даже утомить, если сегодняшним образом предаваться воспоминаниям. Хотя, было приятно. Пожалуй, когда в следующий раз поеду сюда, обязательно встречусь с Таньками и их подругами".
DataLife Engine > Версия для печати > Рыбка
DataLife Engine > странности > Рыбка

Рыбка


11 июня 2006. Разместил: admin
Было уже достаточно поздно, по крайней мере, когда я собрался уже сматывать удочки и идти домой, солнце касалось своим нижним концом верхушек леса. О том, что кто-то идет в мою сторону я услышал из далека. Правда я решил, что какая-то молодая парочка решила уединиться в кустах, и поэтому когда они появились, то был несколько ошарашен. Ну, если мужчину с большой натяжкой еще можно было причислить к молодым, то вот женщину уж точно никак. Ему где-то по сороковник, лицо не обезображено интеллектом, а судя по цвету лица еще и любитель горячительных напитков, а вот ей точно лет под семьдесят, маленькая, худенькая старушка. В чем они были одинаковы так это в состоянии трезвости, оба как минимум в умате. Шли они, или вели друг друга, понять было достаточно трудно. Единственное, что я только могу сказать, что мужик одной рукой обнимая даму за талию, второй усиленно тискал прямо через платье ее грудь.
Встрече со мной, по крайней мере мужик точно, они рады не были. Старушка тут же принялась интересоваться, что я поймал, а как я ловлю. Попросила у меня подержать удочку. Мужик присел рядом с ней и принялся, что-то нашептывать ей на ухо. При этом он стянул с ее плеч бретельки ее сарафана, и хотя с моего места, это и не было видно, но похоже, принялся усиленно тискать ее груди. Что он говорил, и что она ему ответила я не слышал, но реакция у него была достаточно бурная. "Ну и пошла ты нахуй сука", - и он столкнул ее с берега в воду, пнул мое ведро с рыбой и ушел.
Мне ничего не оставалось как кинуться на помочь старушке. И хотя там было не глубоко, где-то по пояс, но учитывая степень ее опьянения, мне пришлось помучится прежде чем я смог подтянуть ее к берегу. О том чтобы выбраться на берег даже разговор не велся, она почему-то упорно не желала стоять, а просто садилась на жопу. Хорошо хоть вода была достаточно теплая.
Не зная, что делать дальше, да и просто чтобы перевести дух я уселся рядом с ней. Одна бретелька на ее сарафане была разорвана, а вторая висела на самом краю плеча. Сейчас я даже не могу понять как я тогда решился. Но тогда я совершенно спокойно стянул вторую бретельку, давая возможность сарафану съехать вниз. Теперь я бы не назвал это грудью, а тогда. Просто да маленьких кожаных мешочка свисали вниз. Я приподнял с начало один, чуть поиграл им, затем другой. Она очень пристально следила за каждым моим движением, правда, более ни одним своим движение не выражая ни согласия, ни неудовольствия. Как только я оставил ее в покое, она посмотрела на меня, и ни слова не говоря, принялась вставать.
Я помог ей встать, и она попыталась лезть наверх. Но берег в этом месте был достаточно крутой и у нее ничего не получалось. Правда, во время всех этих ее потуг, подол ее сарафана сбился вверх, облепив задницу и открыв все ее ноги. Не удержавшись, я облапил ее зад. Она вновь лишь посмотрела на меня и не сказала ни слова. Осмелев, я задер сарафан еще выше, и запустил свою руку под резинку ее трусов. Задница у нее оказалась очень мягка и отвисшая. Чуть поиграв, я захотел проникнуть между ее ног, но мешали ее трусы. И тогда я присел радом с ней и стянул с нее трусы вниз. Правда мне пришлось силой приподнимать по одной ее ноге, чтобы окончательно стянуть их с нее, и выбросить на берег.
Теперь мне ничего не мешало, и я запустил свою руки между ее ног. Мои пальцы тут же наткнулись на заросли, покрывающие ее лоно. Словно очнувшись, она попыталась не позволить мне дальнейшего проникновения, сведя вместе ноги, и когда у нее ничего не получилось и мои пальцы дотронулись до ее губ, она попросту села в воду.
Тогда настала моя очередь раздеться. Я скинул промокшие майку и спортивные штаны, а затем и трусы. Мой вставший член оказался прямо напротив ее лица. Взявшись за его основание, я легонько ударил головкой по ее щеке, по носу.
Она отвернулась, и попыталась оттолкнуть меня. Чуть присев, я провел головкой по ее плечу, скользнул по груди, а затем приподнял своим членом ее обвисшую грудь. Стоять на полусогнутых было достаточно неудобно и поэтому мой член оказался вновь напротив ее лица. Я принялся тыкать им старушке в лицо, она пыталась отвернуться и защититься руками. Это меня почему-то вдруг сильно разозлило, и схватив ее за волосы я притянул ее к своему паху. Она попыталась отвернуться и тогда я дал ей пощечину. Это несколько поубавило ее пыл. И тогда я поднес член к ее губам и попытался засунуть его ей в рот. Она сжала губы и не пропускала меня. Тогда я второй рукой закрыл ей нос. Она вновь попыталась отвернуть лицо, но я держал ее достаточно крепко, и ей пришлось открыть рот, чтобы вдохнуть. В тот же момент я всунул свой член ей в рот и протолкнул ее на всю длину в ее глотку.
И тут случилось то, чего я меньше всего ожидал. Ее начало рвать, я чуть успел отскочить. Это продолжалось, наверное, минут пять. И хотя блевотину тут же уносило течением реки, но желание засунуть ей в рот у меня резко пропало и член опустился.
Когда ее перестало рвать, я облил ее лицо водой, смывая остатки. Затем я заставил ее встать, сам выбрался на берег, и уже сверху за руки вытащил ее. Она захотела тут же встать, но максимум что ей удавалось, это встать на колени и рачком. Как только она пыталась дальше, тут же падала.
Мелькание ее жопы меня развлекало и заводило и поэтому я задер подол ей на спину и как только она пыталась встать толкал ее, мешая подняться. Постепенно мой член опять набрал силу. Она попыталась уползти на коленках. Тогда я просто схватил ее за ногу и притянул к себе. Я вновь запустил руки между ее бедер, и хотя она попыталась свести ноги вместе, мои пальцы проникли в ее лоно. Не особо церемонясь, я запустил с начало один палец, затем другой. Меня поразило, как легко они туда проникли, и тогда я запустил третий палец. Только тогда я почувствовал, как ее лоно обжимает их. Терпеть уже было невозможно и, раздвинув ее ноги в стороны, я вставил член. Она попыталась оттолкнуть меня, и чтобы она мне не мешала, я попросту схватил ее за шею и прижал к земле. Как только она начинала сопротивляться, я легонько сжимал ее горло, перекрывая кислород. После нескольких попыток она успокоилась. Я совершил несколько толчков и понял, что с тем же успехом я мог помахать своим членом в воздухе. Ее разъебанная пизда была создана явно не под размер моего члена. Я пытался и так и этак, и потереться об стенки и круговые движения, но кроме чавканья и хлюпанья ничего не получалось.
И тут я вспомнил про ее вторую дырку. Я перевернул ее на живот. Развел ее ягодицы и нащупал ее анус. Я лишь немного надавил пальцем как он проник внутрь. Затем я заставил ее встать на колени. Сам я пристроился сзади и, приставив головку к ее ректуму, попытался ввести член. Но это оказалось не так просто. И тогда я принялся поочередно то макать член в ее пизду, то пытаться проникнуть в анус. Наверное, с попытки пятой головка проскользнула вовнутрь. Обхватив ее за бока, я принялся неспешными легкими толчками проталкивать свой член вглубь. Когда мне удалось проникнуть на всю длину, я принялся постепенно наращивать темп своих движений. В ночи были слышны ее постанывания, и хлопанье моих яиц об ее жопу совместно с ее сиськами.
Возбуждение нарастало. Чтобы хоть как-то разнообразить свои движения я ухватился за ее сиськи и принялся их терроризировать. Я таскал их в разные стороны, щипал соски, да и просто сжимал в кулаке. Но вот постепенно желание захватывало меня всего и, желая прочувствовать этот момент как можно лучше, я ухватившись что есть силы за ее груди, принялся натягивать ее тело на себя. И лишь только когда полностью выплеснул всю сперму, я понял, что старушка чуть ли не воет от боли.
Отпустив ее груди, и вынув член, я опустился прямо на землю, чтобы немного перевести дух. Старушка лежала рядом и тихо скулила. Я перевернул ее на спину и отвел руки, которыми она пыталась прикрыть свои груди. На обеих грудях явно проступили синяки и кровоподтеки. Да уж, похоже, я перестарался.
Я оделся сам. Затем натянул на старушку трусы и по возможности поправил на ней сарафан. Я пытался помочь ей встать, но она лишь скулила и пятилась от меня.
Плюнув на нее, я собрал свои удочки и отправился домой.